rus eng
+7-920-953-77-70
Свидетельство о регистрации в FCI: № 12742
Владелец питомника: Панина (Уварова) Ирина
e-mail: alabay62@yandex.ru
skype: erohina82

На этой страничке размещены статьи.


Л. Острецова "Мой Акбар"
20 ноября 2013

О КНИГЕ И ЕЕ АВТОРЕ
Лидия Ивановна Острецова — выдающаяся советская дрессировщица служебных собак, единственная в Ленинграде, выполнившая норму мастера-дрессировщика СССР.
Обучением собак Л.И. Острецова занимается всю жизнь.
Лидия Ивановна упоминает в книге о триумфальной победе ленинградской команды на всесоюзных состязаниях служебных собак в Москве в 1957 году. Но из скромности автор умалчивает, что именно она была тренером, подготовившим команду к соревнованиям и обеспечившим ей такой успех.
Особенно интересен рассказ о работе в милиции собак, выдрессированных любителями. Известно, что почин этому делу положен именно в Ленинграде. Некоторые из наших собак, как, например, знаменитый Акбар (личная собака Л.И. Острецовой), совершили в буквальном смысле этого слова подвиги при розыске и задержании вооружённых преступников.
Лидия Ивановна — одна из талантливейших рассказчиков, которых я когда-либо встречал в жизни. У нее есть всё, что нужно писателю: великолепное знание материала, любовь к людям и животным, отличная наблюдательность, добрый и умный юмор. Но как это часто бывает с рассказчиками, ей трудно писать. Хуже того: она просто терпеть не может брать перо в руки. Однажды она призналась, что многие месяцы не отвечает на письма своих лучших друзей.
Я долго уговаривал ее написать книгу. Это были тщетные попытки. Но когда мы вместе с семьями и собаками поселились на даче, я проявил настойчивость. Сначала я льстил. Я рассказывал, как будет выглядеть фотография её знаменитого Акбара на обложке книги.
Затем я пугал — грозил, что её материалом воспользуются другие, — или грозил, злорадно ухмыляясь, что напишу про Акбара я.
Потом я перешёл к практическим действиям.
Для начала я завоевал дружбу двенадцатилетней Тани, дочери Лидии Ивановны, и сделал эту кроткую девочку своей союзницей. Я завоевал также дружбу и снисходительное доверие Акбара. Это было значительно труднее, но я добился своего.
Теперь я мог грозить всерьёз и приводить угрозы в исполнение. С утра я забирал с собой Таню и Акбара, запирал Лидию Ивановну на ключ в её комнате на втором этаже, оставляя её наедине с ненавистным карандашом и тетрадью. Ключ лежал у меня в кармане.
Это продолжалось всё лето. Я был весел и жесток.
Так была написана эта книга.
Александр Гитович
1959 год
АКБАР-УЧЕНИК

Я пишу про Акбара не потому, что это была моя собака. У меня всегда воспитывалось много собак. И не потому, что я обязана ему жизнью. Был такой случай, но я не хочу сейчас об этом рассказывать. Просто всем своим трудолюбием, храбростью и умом он заслуживает того, чтобы о нём знали люди, которым он сделал столько добра. Собачий век недолог, и Акбара, к сожалению, сегодня уже нет в живых. А собака это была действительно необыкновенная.
Я взяла его двухнедельным детёнышем из семейства, где щенков выкармливали искусственно: мать, Айша, с прекрасной родословной, умерла на второй день после родов.
Акбар был самым маленьким, притом совершенно чёрным; я всегда предпочитала овчарок более светлой, волчьей масти. Сначала я хотела выбрать другого щенка, но со мной была шестилетняя дочь Таня, которая со слезами на глазах сказала, что если мы не возьмём чёрненького, то он, несчастный, скоро умрёт. Я уступила — и навсегда буду благодарна Тане за её тогдашние просьбы и слёзы.
Самого крупного щенка, Арто, хозяева оставили себе. О нём стоит рассказать особо, потому что это весьма поучительная история.
Щенки, выкормленные без матери, были слабыми, развивались плохо и медленно. Родились они зимой, в январе, и хозяева Арто решили, что щенок не выдержит даже самой короткой прогулки на морозе. Действительно, когда они рискнули вынести его на свет божий, то он, как им показалось, вернулся еле живой. И Арто в ожидании тёплых дней остался на положении затворника.
Посторонних людей он почти не видел. Мир был ограничен для него четырьмя стенами хозяйской комнаты. Даже ходить по своим делишкам его научили дома на песок, как кошку. И казалось, так это удобно: не нужно бегать по лестницам шесть раз в день. Хозяева по-своему очень любили Арто, хорошо кормили, холили. И Арто вырос толстым, но, как говорят собаководы, «сырым» щенком.
Совсем иначе проходило детство Акбара.
Акбар сопровождал меня повсюду. Он гулял со мной и с Таней по два часа в любую погоду, ежедневно. Вот он, полуторамесячный, жалобно поскуливая, бежит за нами в метель по снегу, — это мы идём в гости. Вот он, двухмесячный щенок, показывает в клубе, среди множества людей и собак, как он научился садиться по команде.
После всего этого чем его можно было удивить?
Прошло три года — и уже Акбар водил Таню в школу, неся в зубах её ученический портфель. Акбар же приходил за Таней и после уроков, ждал её у гардероба; все к этому привыкли, и даже директор школы, старый строгий человек, негласно разрешал такое беззаконие.
А вот Арто вывели на прогулку только весной, ярким весёлым днём, и щенок впервые увидел, как велик мир. И не успел он к нему как следует присмотреться — вдруг из соседнего переулка вышла рота солдат, грянула музыка, запели песню, и бедному Арто мир показался ужасным. Травма от пережитого была так сильна, что щенка долгое время после этого приходилось чуть ли не силой тащить из дома.
Он ходил по улицам, вздрагивая и озираясь, словно ожидал нападения.
Когда к нему подходили, он пятился, а стоило повернуться спиной, готов был вцепиться. Он боялся всего — людей, собак, уличного шума.
Так, казалось бы жалея и оберегая щенка, хозяева нанесли ему непоправимый вред: Арто никогда уже не смог стать полноценной служебной собакой.
Что касается Акбара, то он не боялся «ни бога, ни чёрта», рано пошёл в школу и вполне успешно проходил курс общей дрессировки.
Он обучался в трудных условиях: в то время в Ленинграде началась эпидемия бешенства и все дрессировочные площадки были закрыты. Нам разрешили дрессировать небольшую группу молодых собак в помещении клуба. Там вместо лестницы пришлось использовать стремянку, ставя её на стол; бревно, положенное на спинки двух стульев, служило бумом и так далее.
Всё это, разумеется, очень усложняло работу, но всё-таки собаки учились неплохо.
У нас собралось разнопородное, но весьма достойное общество, в большинстве своём будущие знаменитости и чемпионы: восточно-европейские овчарки Корсар и Гера, шотландская овчарка (колли) Ларстен, доберман-пинчер Джек, эрдельтерьер Былинка-Дота…
КАКАЯ ПОРОДА ЛУЧШЕ?
Собаки какой породы легче дрессируются?
Меня часто спрашивают об этом, но поверьте мне, что сама постановка вопроса наивна и неверна.

Восточно-европейская овчарка Янко. Много раз снимался в кино. Большая роль четвероногого артиста — Фрама в фильме «Жизнь и приключения четырёх друзей».

Шотландская овчарка Ринго — отличник на выставках Москвы и чемпион Ленинграда, имеет множество золотых медалей и золотых жетонов за дрессировку.

Двухмесячный щенок чёрного терьера. Он вырастет, будет серьёзным и отличным сторожем, а пока сам нуждается в заботе и ласке.

Этот дог мраморного окраса, но бывают также чёрные доги, палевые, тигровые и голубые.
Дог — самая крупная из служебных собак. В его облике удивительно сочетаются сила и изящество.
Вот что пишет знаменитый охотник за тиграми Джим Корбет в удивительной книге «Кумаонские людоеды» о своем спаниеле: «Ему было три месяца, и купил я его за 15 рупий. Теперь ему 13 лет, и всего золота Индии не хватит, чтобы купить его у меня. Мы назвали его Робином в память верной старой колли, спасшей жизнь моего младшего брата (ему тогда было четыре года) и мою (мне было шесть лет) от нападения разъярённой медведицы».
Если уж говорить о колли, не могу не вспомнить и о знаменитом Дике. Вот письмо, полученное вскоре после окончания войны его хозяйкой:
«"Дик", зачисленный в армию осенью 1941 года, быстро и отлично дрессировался на разные службы, легко перенёс блокаду, длительное пребывание под постоянным огнём врага на переднем крае обороны. В 1943 году, в месячный срок, обучен минно-розыскной службе, на которой дал блестящие результаты. Он разыскивал мины, нередко самой сложной установки, лучше всех других собак разных пород.
Уже в 1945 году он имел на личном счету свыше 10 500 обнаруженных им мин.
Вожатый «Дика» получил личную благодарность Маршала Советского Союза и имеет 5 правительственных наград.
Судя по «Дику», породу колли, в наших климатических условиях, на службах минно-розыскной, связи, санитарной следует признать лучшей породой служебных собак.
П/П. Командир части Подполковник Заводчиков».

Чемпион среди эрдельтерьеров Былинка-Дота охраняет хозяйские вещи. Прием охраны вещей она всегда выполняет блистательно.
Эрдельтерьеры — очень подвижные, весёлые и смелые собаки.

Один из лучших представителей среднеазиатской породы Бекир. Собаки этой породы, так же как и кавказские овчарки, — отличные пастухи и гроза волков. Очень хорошо несут караульную службу на заводских складах и других промышленных объектах.

Боксёр — подвижная, храбрая и в то же время ласковая собака.

Тонуш — кавказская овчарка.
Зорко охраняет от волков стада овец, уничтожила более ста волков.
Остаётся добавить, что Дик благополучно вернулся к своей хозяйке, выставлялся на первой послевоенной выставке, где получил награду и медаль.
Хорошую собаку любой служебной породы можно выдрессировать на любой вид службы.
Я приведу ещё одно, на мой взгляд вполне достаточное, доказательство.
На всесоюзных состязаниях служебных собак в Москве в 1957 году участвовали команды Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Баку, Тбилиси, Риги, Новосибирска и других городов. Состязания проводились по курсу общей дрессировки и защитно-караульной службе. Все команды состояли исключительно из восточно-европейских овчарок. Только ленинградцы включили в состав своей команды эрдельтерьера — Зайсана, доберман-пинчера — Джоя, колли — Тимура, двух восточно-европейских овчарок — Финала и Аргуса и боксёра — Руладу (запасная).

И такой вид транспорта был на фронте: раненых с поля боя вывозили собаки.
В результате команда Ленинграда заняла первое место, а эрдельтерьер Зайсан, набрав по обоим видам службы 194 балла из 200 возможных, стал, таким образом, неофициальным чемпионом Советского Союза.
«Учение — свет, а неучение — тьма». Эта разумнейшая русская пословица касается собак так же, как и людей, и не думайте, пожалуйста, что я преувеличиваю.
Разумеется, если собака нужна вам только для охраны дома, огорода, сада, тут особой дрессировки не требуется. Самый инстинкт собаки, да ещё такой злобной от природы, как, например, кавказская овчарка, заставит её быть бдительным и надёжным сторожем.
Но ведь тысячи любителей держат собак в городе, и хорошо, когда у такого любителя есть отдельная квартира. А что, если он живёт в квартире коммунальной? И хотя в таком случае закон разрешает держать собаку (зарегистрированную в Клубе служебного собаководства) без согласия остальных жильцов и жилуправления, представляете себе, как будет себя вести в общежитии недрессированный пёс! Вечные ссоры с соседями станут неизбежными. Конечно, собака должна охранять вашу Вот с этим, к сожалению весьма распространённым, мнением о том, что не всякую собаку можно обучить, следует повести самую решительную борьбу.

Шотландская овчарка Дик. На войне он помог своему проводнику найти более 10 000 мин. Представляете, сколько человеческих жизней спасла эта собака!
Конечно, собаки бывают более способные и менее способные. Но ведь таковы и люди. Тем не менее каждый человек должен знать грамоту. Вряд ли сейчас найдутся родители, которые скажут: «Нашего сынка, при его способностях, читать и писать не научишь». Школы у нас существуют не для особо выдающихся детей, а для всех.
Вот точно так же в собаководстве курс общей дрессировки рассчитан отнюдь не на выдающихся собак. Это азы, которые должна знать каждая собака. Пусть она не будет впоследствии окружена славой розыскной или пограничной собаки, но элементарно грамотной она должна быть, и тут двух мнений существовать не может.
Точно так же каждый владелец, если он искренне этого хочет и запасётся терпением и настойчивостью, может отлично выдрессировать своего питомца.
Щенок не должен быть избалованным.
Недавно я зашла к одной из своих приятельниц, женщине вполне почтенной, кандидату филологических наук.
Я застала её лежащей на полу, на собачьем матрасике.
Она курила и читала книгу.
Я поразилась, зачем она выбрала себе такое странное ложе. Потом увидела, что диван занят: отдыхал её пёс, очень крупная овчарка. Вот так воспитали (вернее, вконец испортили) служебную собаку, а ведь воспитывал её не кто-нибудь, а педагог по профессии. Таким владельцам нужно настоятельно посоветовать: держите, добрые люди, болонок, а не служебных собак, самой природой, а затем трудом и волей человека предназначенных помогать людям и всегда быть общественно полезными животными.
В общем, пример поучительный, но всё же сравнительно безобидный.
ГОЛЬД
Бывает гораздо хуже.
В семье академика Д. рос щенок, великолепный экземпляр овчарки, полученный от знаменитых производителей — Корсара и Геры. Хозяева очень любили щенка и, прекрасно понимая значение дрессировки, отнюдь не собирались оставить его неучем. Они договорились со мной о начале занятий и в возрасте десяти месяцев Гольда перевезли в город. До этого он с самого детства жил на даче, где ему была предоставлена полная свобода. Разрешено ему было все, о запрещающих командах щенок и понятия не имел. И когда в городе впервые в жизни его оставили одного в квартире, Гольд, естественно, заскучал. Затем он решил повеселиться по-своему.
К веселью Гольд приступил в кухне, где для начала вдребезги расколотил всю посуду, оставленную сушиться у плиты.
Потом он перешёл в спальню и там с той же последовательностью разорвал в клочья пуховые подушки и одеяло: ему, очевидно, нравилось смотреть, как пух и перья летают по комнате.
Закончил он свои забавы в кабинете, где погрыз несколько книг и в заключение сожрал в буквальном смысле этого слова рукопись хозяина, над которой тот работал несколько месяцев.
Время прошло, щенок давно уже стал взрослой, хорошо выдрессированной собакой. Даже о подобии таких забав пёс теперь и помышлять не может. И тем не менее милейший академик Д. до сих пор хватается за голову, вспоминая о рукописи, уничтоженной Гольдом.
ДУГЛАС
Собаке можно многое простить, но трусость является непростительным, позорным пороком.
И все же девять из десяти трусливых собак становятся такими по вине хозяина.
Никогда не следует, однако, путать понятие «трусость» с робостью, неизбежной у щенка да и у молодой собаки. К сожалению, очень часто наблюдаешь, как даже иногда не только любители, но и молодые инструкторы видят трусость там, где её вовсе нет. Случается это потому, что, с одной стороны, они больше всего ценят в собаках неукротимую злобу, а с другой — часто видят в робости молодой собаки уже трусость.
В погоне за «неукротимой» злобой люди иногда так начинают воспитывать щенков, что в конце концов сами не знают, как от них избавиться.

Лидия Ивановна Острецова с Акбаром.
В одной семье решили купить щенка-овчарку для охраны дачи, машины, квартиры. Любопытно, что хозяин был крупным конструктором и, казалось бы, человеком культурным. Но ему хотелось выдрессировать и озлобить щенка как можно скорее.
Он решил заняться этим сразу.
Каждый вечер он подзывал к себе крошечного щенка на ковёр: «Идём, Дуглас, играть в рвачки-кусачки». Сначала пёс играл с ним, как и все щенки, но постепенно, по мере того как щенок подрастал, игры становились всё ожесточённее, и хозяину уже пришлось облачаться для этого в старый пиджак. В азарте такой игры, когда щенок, увлёкшись, больно кусал хозяина, тот его только поощрял и подзадоривал, больно щипнув или дёрнув за лапу. Так пёс научился свирепеть уже в играх. Хозяин гордо хвастался первыми разорванными рукавами и дырами, даже первыми своими ссадинами на руках.
Знал бы он, чем это обернётся впоследствии!
Помимо этого, в собаке воспитывалось недоверие. Но к кому? К собственному хозяину. Подзовёт он, бывало, к себе щенка, протянет руку, а ничего не даст; подразнит палочкой, а не бросит; скажет «гулять», а не возьмёт. Даст Дугласу кость и заставит охранять. От кого? От самого себя, от хозяина.
Вскоре Дуглас вырос и постиг науку обмана, коварства и злобы в совершенстве. Дача, машина, квартира были под надёжной охраной, но вот сам хозяин…
Однажды, придя с работы, владелец позвал пса на прогулку. Тот не двинулся с места. Тогда его решили приманить, показав поводок, но Дуглас не поверил обещаниям и не подошёл. Хозяин рассердился: «Ах, ты ещё не слушаться, вот я тебе!» — и замахнулся плёткой.
Но тут произошло неожиданное.
Собака одним прыжком очутилась на хозяйских плечах. Началась борьба, последствия которой были более чем плачевными. Владельцу пришлось долго пролежать в больнице. И от собаки пришлось избавиться…
Акбар был одним из способнейших учеников, но, в конце концов, и некоторые другие собаки занимались нисколько не хуже.
Чем же объяснить его дальнейшие, действительно выдающиеся успехи?
Русская пословица гласит: «Повторение — мать учения». Это золотые слова.
Я знала людей, отлично владевших в детстве иностранным языком и затем совершенно позабывших его из-за отсутствия практики. Что же требовать от собаки? Чтобы она сдала экзамены и затем на всю жизнь запомнила приемы, которым её обучали?
Этого, знаете, не бывает и быть не может.
У нас, к сожалению, слишком много собаководов, которые заинтересованы в дрессировке своих питомцев лишь потому, что без этого, по существующим правилам, собака не получит на выставке медали. А сдаст такая собачка испытания — и всю жизнь, если ее экстерьер хорош, будет получать свои призы и награды. И в каталогах выставок из года в год будет написано, что такая-то красавица или красавец имеет дипломы 1-й степени по курсу общей дрессировки и специальной службе.
Не знаю, кого, если не себя, обманывают такие собаководы.
По-настоящему обученной, дрессированной собакой, передающей свои рабочие качества по наследству, можно назвать лишь ту, которая не только когда-то (я продолжаю сравнение) «знала иностранный язык», а которая всю жизнь умеет говорить на нем. В любую минуту, когда этого потребуют обстоятельства.
Успех Акбара я объясняю не столько его даровитостью, сколько тем, что он тренировался постоянно: и в городе, и на даче.
Когда Акбар сдал курс общей дрессировки, ни одна ежедневная прогулка у нас всё равно не проходила зря. Мы соединяли приятное с полезным. Более того: я постепенно усложняла условия работы. Гуляя с ним по людной набережной или на площади, я усаживала его где-нибудь на тротуаре и, отойдя метров на тридцать, командовала так, как будто это было на испытаниях. Мимо Акбара мчались машины, трамваи, автобусы, шли люди. Он научился не обращать на это никакого внимания. Мимо вели собак. А он слушал только мои команды — он работал. Неудивительно, конечно, что впоследствии, на состязаниях, он никогда не отвлекался.
Состязания серьёзно отличаются от экзаменов не только потому, что усложнены требования: так, например, команда даётся с расстояния двадцать пять, а не пятнадцать метров, причём не соединяя жест и голос, а раздельно, как прикажет судья; высота барьера один метр восемьдесят сантиметров, а не полтора метра и так далее.

Выступления показательного коллектива в ЦПКиО имени С.М. Кирова.
На переднем плане — Акбар.
Помимо этого, состязания происходят совсем в других условиях, чем экзамены. Присутствие многочисленной публики, громкоговорители, объявляющие результаты, — вся эта непривычная и нервная обстановка отвлекает собак и, естественно, сказывается на их работе.
Для Акбара же это было давно пройденным этапом — он и не к такому привык. Вероятно, поэтому он был единственным из известных мне собак, не раз набиравшим на испытаниях и состязаниях по курсу общей дрессировки и защитно-караульной службе 200 баллов из 200 возможных.
Всё, что сказано выше, особенно относится к работе розыскных собак.
Во-первых, регулярная тренировка развивает чутьё, отсутствие тренировки притупляет его.
Во-вторых, розыскная собака должна работать в любых условиях, иначе грош ей цена.
Конечно, я понимаю, что для любителя-собаковода тренировка розыскной собаки — дело весьма сложное.
Главная трудность заключается в том, что нужно очень много помощников. А где их взять? К кому обратиться за помощью?
В городе это иногда вообще немыслимо.
Другое дело на даче, в деревне.
Я тренировала Акбара летом, на Карельском перешейке, в Соснове. Там у Тани было множество друзей, которых не приходилось упрашивать, чтобы они помогали Акбару дрессироваться. Правда, мне пришлось прочесть им несколько лекций о розыскной работе собаки, но поверьте, что лучших слушателей, а затем лучших и притом храбрых помощников у меня никогда не было и, наверное, не будет.
Ребята с утра терпеливо ждали у калитки, когда Акбар выйдет заниматься. Это были подлинные энтузиасты в самом настоящем смысле этого слова. У них была строгая очередь: если вчера один прокладывал след, то сегодня это счастье должно было по справедливости принадлежать другому. Иначе — драка.
Таким образом, Акбар занимался ежедневно всё лето, а затем, в городе, пошёл работать в милицию. А там ему тоже дремать не давали.

АКБАР-СТОРОЖ

Акбар стал зарабатывать себе на хлеб в возрасте десяти месяцев. Так что дальнейшую свою учёбу он продолжал без отрыва от производства.
Мне очень трудно тогда жилось. Мой отец, старый большевик, скончался вдалеке от семьи, на Дальнем Востоке. Со мной осталась мать и маленькая Таня. А я — педагог по профессии — тяжело заболела туберкулёзом и должна была оставить работу. Пенсия, которую мне определили, мало могла помочь. Заработок мужа был невелик и, что хуже всего, непостоянен.
Когда-нибудь я соберусь с силами и напишу об этом периоде моей жизни и о собаках, которые помогли мне вылечиться и стать здоровым человеком.
Так вот, прекрасно понимая, что Акбар, несмотря на свои успехи в дрессировке, ещё, по сути дела, щенок, я всё-таки рискнула поставить его ночным сторожем в Калининский универмаг. Нелегко далось мне это решение.
Но всё же, трезво глядя на вещи, я твёрдо знала, что Акбар, во-первых, злобен и абсолютно бесстрашен, а во-вторых, он ни за что не возьмёт корма ни с земли, ни из чужих рук. Это последнее обстоятельство через две недели спасло ему жизнь.
Итак, я привела его в Калининский универмаг и в восемь часов вечера он остался один, на посту, в чужом и незнакомом помещении. Даже самой мудрой собаке, если её впервые поставить на пост, не объяснишь, что, дескать, не тревожься, милая, ровно в десять утра я за тобой приду и мы отправимся домой. А тут — щенок, и кто его знает, каково было ему по ночам. Но собака — существо организованное, она быстро привыкает к порядку. Вскоре Акбар понял, что в магазине его не оставят навечно: к восьми вечера приводят, к десяти утра, без опозданий, за ним придут.
Так прошла неделя; всё было в порядке. Но вот настал понедельник — выходной день универмага, — и я в первый раз не пришла за Акбаром.

Многое пережил щенок в течение этого понедельника.
Грустно было мне представлять, как он ждёт меня в магазине в одиночестве и внезапно его осеняет ужасающая мысль о том, что грянула беда, самая страшная в собачьей жизни: хозяйка о нём забыла.

Акбар
Но молодость есть молодость. Настроение в таком возрасте быстро меняется. И Акбар решил скоротать время по-своему.
В универмаге, в отделе готового платья, накануне был переучёт. По этому случаю большую партию брюк не успели убрать на полки, а стопками сложили прямо на полу. Акбар ни разу ничего в магазине не тронул. Но он привык к определённому порядку, и такое отношение к брюкам ему показалось неправильным.
Он решил разложить их по своему усмотрению. Вероятно, он трудился над этим много часов, потому что когда во вторник я пришла за Акбаром и сняла его с поста, то, к ужасу своему, обнаружила, что во всех отделах, начиная от ювелирного и кончая музыкальным, на прилавках лежали брюки.
Акбар не забыл и себя: у него на коврике, на его подстилке, тоже лежали три пары.
Согласно договору, я была обязана отвечать за вещи, испорченные собакой. Представляете моё состояние?
«Так тебе, голубушка, и надо, поставила на пост щенка — теперь расплачивайся с магазином, доставай денежки откуда хочешь». Вот что я думала, пока продавцы не доложили, что ни одна пара брюк не только не порвана, но не запачкана: так аккуратно раскладывал их Акбар.
Директор универмага успокаивал меня как мог.
«Не волнуйтесь, — говорил директор, — Акбар всю ночь примерял брюки, но так и не нашёл своего размера…»
Однако боевое крещение Акбара было впереди.
Надо сказать, что за несколько дней до того, как Акбар стал работать в универмаге, там была совершена крупная кража. Это, собственно, и послужило причиной тому, что дирекция решила завести для охраны собаку. Но воры не отказались от намерения повторить столь удавшееся им предприятие. Для этого им было нужно проверить собаку, выяснить, надёжный ли она сторож или просто пустолайка, из тех, что часто встречаются среди деревенских цепных псов.
Сначала воры подговорили одну из уборщиц магазина, свою приятельницу, мыть стёкла витрин универмага пораньше утром, задолго до его открытия. Уборщица поставила стремянку на тротуар, и в ту самую минуту, когда голова уборщицы появилась на уровне витрины, Акбар бросился на неё с такой яростью, что зеркальные стёкла едва выдержали, и насмерть перепуганная сообщница воровской шайки свалилась со стремянки. Потом мне рассказывали, как она скандалила и возмущалась, говоря, что неизвестно какого пса завели, что он, глупая тварь, не может отличить честную женщину от вора.
Всё-таки она отважилась ещё раз проверить Акбара.
Однажды мне нужно было зайти по делам в дирекцию. Я отвела Акбара в пустое помещение бухгалтерии, заперла дверь и, обернувшись, увидела уборщицу с ведром и шваброй в руках.
Я предупредила её, что в комнате заперта собака, которая не может отличить честную женщину от вора, и поэтому лучше в комнату не заходить. Минут через десять я вернусь и выведу Акбара.
Ответа не последовало.
Пройдя несколько шагов, я услышала отчаянные вопли, бросилась на помощь и не опоздала. Акбар успел уже вырвать из рук уборщицы швабру, которую она, очевидно, считала грозным оружием; и плохо бы ей пришлось, если бы я вовремя не оттащила Акбара за строгий ошейник.
После этого проверка пошла по другой линии.
Через несколько дней, когда я, как обычно, вела Акбара на работу и возле универмага было уже безлюдно, вдруг из маленького сквера, расположенного на другой стороне улицы, с гиканьем и свистом выскочила ватага парней и понеслась нам навстречу, дразня собаку. Но Акбар рявкнул и бросился на парня, бежавшего впереди; вид у него к этому времени был достаточно внушительным. Парни быстро убрались прочь. Я, между прочим, заметила, что на людей почему-то особенно устрашающее впечатление производит то, что Акбар чёрного цвета, или, как принято говорить, чёрной масти. Дома мы часто называем его Цыганом, а уголовники впоследствии, когда Акбар завоевал у них широкую популярность, стали называть его не иначе как Чёрным Дьяволом, что, конечно, гораздо романтичнее.
Таким образом, чёрная масть пригодилась ему в жизни.
На следующий вечер парней не было, вместо них нам навстречу ковылял, опираясь на палку, старичок — вроде бы инвалид. Поравнявшись с нами, он сделал вид, что споткнулся, взмахнул палкой и хотел ударить Акбара. Но я всегда, ведя собаку, бываю очень внимательна. Я быстро разобралась в замыслах «инвалида», «не сумела» удержать Акбара на коротком поводке, и он, опередив удар, грудью сшиб старика с ног, и хорошо, что я не рискнула снять с Акбара глухой намордник: учитывая силу его хватки, это могло бы иметь весьма серьёзные последствия.
Но всё кончилось самым мирным образом. «Инвалид» встал, выругался и, перестав быть хромым, бодрым широким шагом отправился восвояси.
Я привела Акбара в универмаг и в первый раз не сделала того, что требуется от владельца сторожевой собаки. Вечером, ставя собаку на пост, и утром, снимая её с поста, владелец вместе со своей собакой обязан самым тщательным образом осмотреть и проверить все помещения магазина. А тут, не помню уже почему — то ли я куда-то торопилась, то ли после всего случившегося слишком уверовала в Акбара, — но помещение как следует не осмотрела и, выйдя из универмага, легкомысленно побежала к трамвайной остановке. Правда, к великому счастью, оказалось, что я верила в Акбара не зря, и всё же на следующее утро поклялась никогда больше не быть столь беспечной. Этим утром, перед тем как увести Акбара, я пошла с ним по магазину — проверить, всё ли в порядке. В одном из отделов Акбар ткнул меня мордой и повёл к стоявшей в углу урне. Я увидела, что рядом с урной на полу лежит большой кусок чайной колбасы. Акбар — это так характерно для умной собаки — посмотрел мне в глаза, и его легко было понять. «Видишь, хозяйка, — сказал Акбар, — целую ночь я провёл наедине с этим соблазном и не поддался искушению. Я твёрдо помнил все твои уроки и наставления, и я тебя не подвёл. Моё поведение надо ценить…»
Вот что в таких случаях говорят нам собаки, и если есть у них в этом доля тщеславия, то их надо простить от всего сердца: они хвастаются самым святым своим чувством — чувством преданности человеку.
Я похвалила Акбара, подняла с полу колбасу, хотела бросить её в урну, но что-то с необъяснимой силой остановило мою руку. Я разломила этот кусок колбасы и похолодела: там, внутри, были три иголки…
Научить своего четвероногого друга ни под каким видом не брать корм ни с земли, ни из рук чужого человека — это священная обязанность каждого владельца служебной собаки.

АКБАР-СЫЩИК

В «Охранном свидетельстве на служебную собаку» записано: «Собаковод обязан оказывать помощь собакою органам милиции по их требованию».
В августе 1956 года сторож ЦПКиО на Кировских островах Башайкин после полуночи шёл по тёмным и пустынным аллеям парка со своей собакой Виром. Это была мощная, отлично дрессированная собака, имевшая два диплома 1-й степени — по КОДу и защитно-караульной службе. В Клубе её хорошо знали.
Подходя к популярному у ленинградцев «Поплавку», Вир насторожился: из ресторана доносился глухой шум, слышались неясные, приглушённые голоса.
Башайкин подошёл поближе, держа овчарку на поводке.
— А ну, выходи, — скомандовал он, — а то собаку спущу!
Три тени выскользнули из ресторана и шарахнулись в сторону. Башайкин отцепил поводок. Последовала грозная команда «фасс». Вир бросился в темноту вдоль залива, и через минуту его хозяин услышал отчаянные крики. Подбежав, Башайкин в слабом свете ущербной луны увидел двух человек: одного из них держал Вир, второй стоял в нескольких шагах, буквально оцепенев от страха. Башайкин «снял» Вира и послал его за третьим преступником. Было ясно, что эти двое не попытаются оказать ни малейшего сопротивления, настолько они были ошеломлены и подавлены.
У бандита, схваченного Виром, была насквозь прокушена кисть правой руки — финский нож нашли на месте происшествия уже утром.
Короче говоря, дело кончилось тем, что все три преступника оказались в отделении милиции. Собака сорвала готовившееся серьёзное преступление. Выяснилось, что бандиты, давно уже следившие за «Поплавком», сумели выбрать время, когда инкассатор запоздал и кассирша ждала его в полном одиночестве.
Башайкина наградили денежной премией, ватной курткой и брюками. Этим костюмом он особенно гордился и, едва наступила зима, появился в нём в клубе с видом именинника.
Разумеется, его сопровождал Вир.
Так в Ленинграде началась работа собак в органах милиции.
Было установлено, что патрулирование с собаками в садах и парках даёт прекрасные результаты. Как рукой были сняты пьяные скандалы, приставания к прохожим и так далее. Сторожа, что называется, просто молиться стали на собак, к которым доныне они не питали никаких добрых чувств. Точно так же изменило своё отношение к собакам и большинство милиционеров, а ведь до этого редкий собаковод не испытывал на себе их чрезмерно придирчивого, иногда не совсем приятного внимания.
ГРОЗА
Ленинградские собаководы хорошо выполняли правило, записанное в «Охранном свидетельстве» их собак.
1 апреля 1958 года, около полуночи, Милица Николаевна Тихомирова пошла погулять со своим боксёром Грозой, племенной, очень злобной, но прекрасно дрессированной собакой. По дороге Тихомирова купила в дежурной булочной связку сушек, повесила их себе на шею, чтобы руки были свободны, и не торопясь продолжала прогулку.
На углу Зелениной улицы и Колпинского переулка Тихомирова увидела бегущего, очень толстого человека в светло-сером элегантном пальто. Странный белый лоскуток болтался у него на воротнике. Заметив собаку (надо хоть мельком взглянуть на Грозу!), неизвестный перебежал на другую сторону улицы. Милица Николаевна крикнула: «Стой!» Она всегда была очень решительной женщиной. Толстяк бросился к скверу. Тихомирова выпустила Грозу, и та оказалась на спине неизвестного в тот самый момент, когда он перелезал через ограду. Он упал, но успел вылезти из пальто и снова попытался ухватиться за железные колья ограды. Гроза бросила пальто и страшной хваткой вцепилась в ногу преступника. Тихомирова подбежала к ним. Сушки посыпались на мостовую. Но дело было сделано.
Подоспели милиционер и дворник. На преступнике были надеты шесть габардиновых пальто — одно на другом. Он моментально похудел, когда его от них освободили. Пальто он украл в магазине Ленодежды, куда проник через слуховое окно. Таинственный белый лоскуток на воротнике оказался фирменным ярлыком фабрики «Красный швейник». До 18-го отделения милиции все пальто пришлось нести Тихомировой, потому что Гроза ни за что не отдавала их ни милиционеру, ни дворнику.
Задержанный оказался крупным вором; впоследствии советский суд, по совокупности преступлений, присудил его к пятнадцати годам тюремного заключения.
Преступник, как правило, так панически боится собак, что порой случаются просто забавные происшествия.
Весной из кафе «Уют» выбежал вор, преследуемый милиционером, и побежал по Артиллерийскому переулку. На противоположном тротуаре солидный мужчина в очках выгуливал своего боксёра — девятимесячного щенка. Милиционер крикнул ему: «Пустите собаку!» Гражданин, растерявшись, выпустил щенка вместе с неотцепленным поводком. Щенок, разумеется, помчался за убегающим — давно ему не приходилось так весело играть. Вор обернулся, увидел боксёрскую морду, остановился как вкопанный. Щенок подпрыгнул и облобызал преступника так, как это умеют делать только боксёры. Но вору было не до того, чтобы разбираться в собачьей психологии.
В отделении, куда гражданин пришёл в качестве свидетеля, щенку выдали благодарственную справку; это было его первое задержание.
Обо всём не напишешь.
И всё же есть на белом свете собака, о которой я должна рассказать особо.
Я написала о ней.
Вы, конечно, уже догадались, что речь идёт об Акбаре.
Акбар рос, работал и учился и отлично сдал курс розыскной службы (самая сложная из служб, за исключением службы поводыря слепых).
Вспоминаю, как однажды я шла мимо «Пассажа» перед его открытием. Стояла длинная очередь, и я увидела, как люди столпились вокруг плачущей женщины. Оказывается, пока она болтала с соседками, исчезла её дочь четырёх лет. Женщина была приезжей, она не знала Ленинграда и была в полном отчаянии.
— Есть у вас какая-нибудь вещь вашей девочки? — спросила я. Женщина посмотрела на меня как на сумасшедшую. Вероятно, точно так же смотрела на меня вся очередь. Машинально женщина протянула мне детскую панамку. Я дала её понюхать Акбару. И Акбар взял след.
Он нашёл девочку в доме на Садовой, на площадке второго этажа.
Стоит потрудиться над дрессировкой собаки, чтобы увидеть, как безумные от горя материнские глаза становятся сияющими от счастья.
Вспоминаю и то, как ехали мы с Акбаром в трамвае и пьяный огромного роста мерзавец безнаказанно буянил в вагоне. Наконец он протолкнулся на площадку и стал приставать к девушке, стоявшей рядом со мной.
— Не нужно, гражданин, — сказала я, — тут злая собака.
— Ах, собака! — заорал верзила и потянулся к воротнику моего пальто, но я успела снять с Акбара намордник. Через две секунды негодяй, в изорванном плаще, вылетел на мостовую. Трамвай остановился. Теперь мгновенно протрезвевший парень стал изображать из себя жертву. Я десятки раз видела, как хорошая собака быстро сбивает спесь с самого «храброго» хулигана.
Подошёл милиционер. Он поднялся на площадку вагона.
— Так это же Акбар, — сказал милиционер и, повернувшись к хулигану, весьма жёстко добавил: — Мало тебе попало.
Трамвай снова тронулся, и тогда я услышала, как пожилой пассажир в шляпе произнес следующую, хорошо запомнившуюся мне фразу:
— Нашёлся один джентльмен в трамвае — и то собака…
…Теперь я хочу сделать одно небольшое, но существенное признание. Работа собак в милиции — это в основном ночная работа. А я так уставала днём на дрессировочных площадках, что к вечеру иногда с трудом добиралась до постели. Поэтому работать с Акбаром в милиции стал мой муж, Григорий Фёдорович Комаров. И для того чтобы дальнейшие рассказы, как и мои предыдущие, были рассказами очевидца, я привожу здесь его записи.
ИЗ ЗАПИСЕЙ Г.Ф. КОМАРОВА
16 ноября 1956 года. Вот уже несколько дней работаю с Акбаром в 7-м отделении милиции. Встретили нас здесь очень хорошо. Мы сразу включились в патрулирование, обходили с проверяющим посты, обходили подвалы, где часто собирались тёмные компании. За короткий срок Акбар понял, что люди в милицейской форме — это его друзья, но гладить себя разрешает только избранным.
Корм не берёт ни от кого. Все относятся к Акбару с большим уважением. Если случается что-либо серьёзное, то дежурный офицер говорит мне: «Пройдите, пожалуйста, с собачкой, по такому-то адресу».
30 ноября. Драка на ул. Чайковского. Один парень очень сильно порезан ножом. Дворник вызвал «Скорую помощь», но, когда машина приехала, пострадавшего никак не могли обнаружить. Дежурный послал меня с «моей собачкой». Акбар обнюхал место, где была драка (на тротуаре оставались следы крови), и в течение четверти часа нашёл сначала пострадавшего (его спрятали в чулане на пятом этаже), а затем нарушителя (на первом этаже, на квартире у приятелей).
19 декабря. На милицейский пост (угол Восстания и Жуковской) сообщили, что в Ковенском переулке милиционера избивают три хулигана, которых он пытался задержать. Старшина милиции и я с Акбаром побежали на место происшествия. Мы увидели лежащего на земле милиционера (при падении он ударился головой о водосточную трубу). Дворники боролись с хулиганами; один из преступников, увидев нас, побежал.
— Этого надо задержать обязательно, — с трудом проговорил милиционер. Я бросился за нарушителем, держа Акбара на поводке.
— Стой, спущу собаку! — кричал я вслед убегающему. Тот, оглянувшись, только прибавил ходу. Едва я успел отцепить поводок, как нарушитель вскочил в прицепной вагон трамвая. Акбар бросился за ним. В трамвае было много народа. Я бежал изо всех сил и увидел, как преступник прыгнул на ходу с передней площадки и перескочил в моторный вагон. То же самое сделал и Акбар. Не знаю, почему он сразу же не смог задержать преступника, — Акбар сумел это сделать только на передней площадке моторного вагона. Когда я прибежал к остановившемуся трамваю, Акбар буквально висел на спине у преступника, а тот хрипло кричал: «Уберите собаку, пойду куда угодно…»
В отделении выяснилось, что он обокрал кого-то на Московском вокзале, а друзья пытались отбить его у милиционера. Это задержание, на мой взгляд, примечательно тем, что в данном случае собака работала совершенно самостоятельно.
3 февраля 1957 года. У женщины, живущей в доме по улице Воинова, украли зимнее пальто. Предполагалось, что это сделал кто-либо из «местных».
Акбар нашёл пальто, спрятанное во дворе, в дровах. Затем, взяв след, он нашёл и вора, 20-летнего парня, жившего во втором дворе этого дома.
7 марта. Сегодня Акбар побывал в бане на Бассейной.
Там, как известно, пальто оставляют в гардеробе, а верхнюю одежду вешают над диванами, где раздеваются. Шкафчиков нет. Зато висит плакат: «За ценные вещи и деньги, не сданные гардеробщику, администрация не отвечает».

На тренировке. Акбар конвоирует «преступника».
Так вот, пришёл в баню здоровенный парень, сдал ватник и ушанку в гардероб, выбрал место на диване, затем разделся, повесил ватные штаны и гимнастёрку военного образца на крюк, сложил бельишко и пошёл мыться. Мочалки и мыла у него не было. Мылся он недолго, вернулся, вытерся, «по рассеянности», чужим полотенцем и надел чужой костюм из отличного синего шевиота. Костюм был несколько тесноват для нового владельца, особенно в плечах, но он и этого не заметил («Человек рассеянный с улицы Бассейной» — так шутили потом в отделении милиции местные остряки). Затем он достал из кармана серебряный портсигар, закурил и направился в гардероб. Там он немного замешкался, отыскивая номерок.
Именно в это самое время один только что вымывшийся гражданин обнаружил пропажу костюма. В полной растерянности он обратился к банщику — тот моментально смекнул, в чём дело, указал в сторону гардероба. Голый человек подошёл к «рассеянному». «Извините, вы, очевидно, по ошибке…» — начал он — и не смог кончить фразы: мощный удар в ухо поверг его на пол. Тогда в бой вступили банщики. Гардеробщик кинулся за милиционером.
…Я мчался по лестнице, держа Акбара на поводке и перепрыгивая через три ступеньки. Мужчины, женщины, дети, держа в руках веники и узелки с бельём, смотрели на нас во все глаза.
Вбежав в отделение 1-го класса, мы настигли Рассеянного в тот самый момент, когда он, торжествуя победу, снимал с вешалки пальто и собирался в путь-дорогу.
Дальнейшее интереса не представляет. Всё кончилось стереотипной фразой: «Уберите собаку, пойду сам».
Вору пришлось снять чужую одежду, надеть свою и шагать в милицию.
18 апреля. Вот это уже похоже на случай из практики Л. Шейнина. Вызывает меня начальник отделения и просит часам к 12 зайти к следователю.
Следователь, недавно начавший у нас работать, рассказал мне следующее.
В конце октября прошлого года бесследно пропала пожилая женщина. Стало известно, что за день до исчезновения она сняла со своей сберегательной книжки около восьми тысяч рублей — всё, что сумела накопить. Вывод напрашивался один — убийство. Подозрение пало на двоих: сына исчезнувшей — с ним она, по единодушному заявлению соседей, жила не в ладах, — а также на давнюю приятельницу, у которой она часто ночевала, старую женщину, жившую в отдельной квартире.

Не только грозный сторож, но и заботливая нянька.
Но ни обыск у сына, ни обыск в квартире подруги не дали никаких результатов. Ходили тёмные слухи насчёт сына пропавшей — улик не было. Не нашли ни денег, ни каких-либо следов преступления. Некоторое время за подозреваемыми следили, потом дело заглохло.
Теперь следователь поднял это дело.
Он установил, что подвал дома, где жила подруга исчезнувшей женщины, использовался жильцами в качестве дровяного сарая. Там обыск произведён не был, и у следователя возникли определённые предположения.
— Я слышал, что у вашего Акбара удивительное чутьё, — сказал следователь. — Не поможете ли вы мне сегодня ночью?
Часа через два мы были на улице Чайковского. По нашему требованию дворник открыл висячий замок; мы зажгли карманные фонарики и осмотрелись. Подвал был наполовину завален дровами. Следователь стал разбирать дрова у левой от входа стены, а я и Акбар занялись правой стороной подвала. Я ни разу в жизни не видел Акбара в таком состоянии. Он необычайно волновался и всё время подвывал, чего раньше с ним никогда не было. Он потащил меня в дальний угол, и, едва я убрал там крупные щепки и куски толя, Акбар, не переставая выть, стал лихорадочно разрывать земляной пол, ещё не совсем отмёрзший после зимы. Когда яма достигла глубины примерно в 20 сантиметров, там показались белые лоскутки материи, и я сразу отдёрнул Акбара. Я боялся, что он может заразиться трупным ядом.

Все дети требуют забот…
Следователь пошёл вызвать кого следует. Погасив фонарик, я остался в подвале с Акбаром. Было очень холодно, и я чувствовал себя совсем замёрзшим, когда приехали эксперты, фотографы и начальство из Управления. Включили специально привезённое освещение, и мы, взяв лопаты, стали рыть землю, продолжая работу, начатую Акбаром.
Итак, всё стало ясно: преступление было совершено жильцом дома № 43 по улице Чайковского. Все нити вели к старухе, у которой так часто ночевала убитая женщина. Через час она была арестована.
Я не стал записывать её рассказ о том, как она, не помню, под каким предлогом, уговорила свою старую подругу снять деньги с книжки, а потом ночью… Чёрт с ней, с этой старухой. Её будут судить, и она получит по заслугам.
Я думаю о том, что ни в чём не повинный сын убитой женщины навсегда теперь избавлен от страшных подозрений, от тёмной обывательской молвы.
Спасибо тебе, Акбар!
20 апреля. Мы задержали на рынке спекулянта с здоровенной бараньей тушей. В отделении, после короткого допроса, дежурный офицер поглядел сначала на Акбара, потом на баранью тушу. Затем он на минуту задумался, почесал затылок и сказал:
— Не имею я права этого делать, да надо же, наконец, как следует отблагодарить Акбара. Видишь, из любви к нему иду на должностное преступление…
И, взяв принадлежащий спекулянту топор, одним решительным ударом отхватил у барана ногу.
Акбар не счёл это преступлением. Подарок пришёлся ему по вкусу.
23 апреля. Грандиозный пьяный скандал, драка. Самое печальное заключается в том, что дрались совсем ещё молодые парни. Нелегко было совладать с ними, но наконец запихали «героев» в машину. Акбар, как всегда, лёг у двери. С удовольствием убеждаюсь, что слава его растёт, — это полезная слава.
Слышу, два парня лет по 17, вроде бы спорят. «Дураки мы, Валька, — говорит один, — могли бы удрать». — «Чёрта с два, — отвечает другой, — удирай от Акбара сам, если жизнь не дорога».
Тут уж я заинтересовался:
— Ты-то откуда знаешь, что это Акбар?
— А что я, первый раз в отделении? — с достоинством сказал Валька.
9 мая. Оказывается, слава Акбара в какой-то мере коснулась и моей скромной персоны. С некоторых пор я стал замечать, что на улице со мной всё чаще здороваются совершенно незнакомые мне люди. Сегодня у остановки троллейбуса меня приветствовал мрачного вида мужчина:
— Здравствуйте, Григорий Фёдорович! Постояли, покурили.
— Хорошая у меня память на лица, — говорю я, — но убей бог, не могу припомнить, где мы с вами встречались.
— Да что вы, Григорий Фёдорович, — отвечает мужчина, любезно улыбаясь, — вы же в прошлом году доставляли меня в милицию с вашим Акбаром. Он ещё мне тогда всё плечо в кровь изорвал…
Странный народ — уголовники. Я не раз замечал, что их страх перед Акбаром и ненависть к нему смешаны с искренним чувством почтительного восхищения.
Теперь я понимаю многое, чего не понимал раньше.
Однажды Акбара сильно ушибла грузовая машина. Две недели ему было очень плохо; многие знали об этом несчастье.
Помню, я вёл его, тихого и прихрамывающего, поздно вечером по улице Чехова. Подошёл парень — куртка грязная, рожа небритая, взгляд нехороший. «Ну, — думаю, — держись». А он достаёт из засаленных штанов большой серый кусок сахару, подаёт мне и говорит:
— На, дай Акбару.
И вдруг, чудесно ухмыльнувшись, добавляет:
— Не бойся, не отравленное.
1 июня. В семье готовятся к переезду на дачу. Подошла ночь, а я всё ещё был занят упаковкой вещей — машина должна прийти на рассвете. Зато с завтрашнего дня — отдых. Отдохнёт и Акбар. Так я размышлял в третьем часу ночи, когда раздался звонок. Всё ясно: приехали из милиции за мной и Акбаром. Ну что ж, мы давно привыкли к таким ночным тревогам.
В эту ночь в доме на улице Чехова тоже не спал, оказывается, один из жильцов, но не из-за переезда на дачу, а просто по причине бессонницы. Он вышел на кухню покурить и через окно увидел, что на крыше соседнего дома два человека тащат узлы с бельём. Он позвонил в отделение, и вот я очутился с Акбаром и двумя милиционерами на чердаке этого дома. Акбар взял след, вытащил меня (буквально) через слуховое окно на крышу, и начался поиск. Я чувствовал, что еле могу удержать Акбара. Физкультурник из меня неважный — я не могу нестись по крышам и чердакам в таком темпе.
В конце концов я выбился из сил и рискнул отцепить поводок.
Никто лучше, чем я, не мог знать, как выдрессирован Акбар. Никто не мог упрекнуть меня в том, что я недооцениваю Акбара. Но даже мне показалось, что он специально дрессирован для приключенческого кинофильма. Я любовался им.
Как он прыгал с крыши на крышу! Счастье, что все дома были почти одной высоты и стояли совсем рядом, как бы прислонясь друг к другу.
Я горько жалел о том, что не было с нами кинооператора, который снял бы на киноплёнку собаку, летящую белой ленинградской ночью по крышам пустынных домов, прыгающую в окно чердака, чтобы через мгновение выпрыгнуть из другого.

Доберман-пинчер — собака очень живая, хорошо дрессируется, считается одной из лучших розыскных собак.
Когда послышались вопли задержанных воров, — я не испытывал радости. Фильм кончился. Началась будничная работа. Акбар взял двух воров на одном чердаке, двух — на другом. Шайка «чердачников» была ликвидирована. Труженик Акбар честно поработал в ночь перед своими каникулами.
8 июня. Сегодня утром, открыв окно, слышу — дачница кричит:
— Андрей, долго ты будешь бегать по дороге? Ты что, машин не боишься?
— Не боюсь, — храбро говорит Андрей, выпятив живот и засунув большие пальцы грязных рук за лямки, на которых держатся штанишки.
Андрею уже не меньше четырёх лет. Тогда женщина, не слишком последовательно, но с безошибочной материнской мудростью, спрашивает:
— А ты помнишь, как тебя клюнул петух?
— Больше не буду, — отвечает малыш и бежит к дому. Смешно, конечно.
Но если уж говорить об искусстве убеждения, то думаю, что и для взрослых людей оно тоже часто заключается не в логике, а в образности, когда не разум, а чёткий образ воспоминания заслоняет перед ними всё остальное.
Я вспоминаю: в милицию привели нарушителя. Его приводят уже не в первый раз.
Дежурный офицер говорит:
— Ты что, Сидорчук, опять старыми делами заниматься стал? Ты что, тюрьмы не боишься?
— Не боюсь, — храбро говорит Сидорчук, доставая из кармана пачку сигарет «Нева».
Но тут мудрый лейтенант спрашивает:
— А ты помнишь, как тебя Акбар грыз?
И нарушитель отвечает:
— Больше не буду.
Вот некоторые из отрывочных записей, которые дают известное представление о работе Акбара. Нет нужды приводить ещё какие-либо случаи, тем более что многие из них повторяются. Задержания вообще очень часто бывают похожи одно на другое.
«Если бы не этот Чёрный Дьявол…» — сказал про Акбара на допросе бандит, известный в уголовном мире под благозвучной кличкой Репа.
Но ни Репе, ни его сподвижнику Мигуну и никакому другому из преступников, задержанных Акбаром, вероятно и в голову не может прийти, что этот грозный и неподкупный пёс, этот Чёрный Дьявол, нежно любит и оберегает всё маленькое: детей, щенков, котят. Дети вообще могут делать с ним всё что угодное. Детское население нашего двора вечно одолевает меня вопросом: скоро ли выйдет Акбар? Зимой стоит очередь — Акбар будет катать на санках. И дети и родители вполне доверяют собаке.
Летом прошлого года мы жили на даче, недалеко от пионерского лагеря. В день рождения моей дочки Тани пионеры подарили ей двухнедельного, совсем слабенького зайчонка, которого они нашли во время своих походов.
Акбар немедленно взял на себя обязанности няньки. Он следил за тем, чтобы зайчонок не выбрался за пределы участка, чтобы спал на отведённом ему месте, чтобы никто не мешал ему спящему. Акбар любил его.
Но выходить зайчонка не удалось. Через неделю утром мы нашли его мёртвым в ящике, служившем ему постелью. Дети устроили зайчонку торжественные похороны; они зарыли его в километре от нашей дачи, на опушке леса, и на могилу положили цветы. Акбар в это время был на дальней прогулке. Он пришёл только к вечеру, не нашёл зайчонка на месте, взял след. Я пошла за ним и нашла Акбара на могиле, на охапке полевых цветов. Он не выл и не рыл землю лапами. Он просто лежал в глубоком горе. Я не позвала его: я понимала, что это ни к чему.
Вернулся Акбар к утру и два дня не притрагивался к пище. Морда его за ночь стала седой.
Таков Акбар.

АКБАР-ЦИРКОВОЙ АКТЁР

Недолгая история артистической карьеры Акбара — его молниеносного возвышения от второстепенного исполнителя до положения премьера — была бы вполне банальной историей, случись это с актёром-человеком. Но Акбар — собака, и это обстоятельство придаёт событиям особый колорит.
Ленинградский цирк решил поставить пантомиму «Выстрел в пещере», которая затем именовалась в афишах так: «Цирковой спектакль в двух действиях с прологом и апофеозом на воде».
Это было задумано как грандиозное зрелище, в котором наряду со всей цирковой труппой участвовали актёры драматических театров, вокалисты, музыканты, мастера спорта.
Поскольку действие спектакля происходило в Средней Азии, то, помимо дрессированных животных, которыми располагал цирк, были специально доставлены в Ленинград буйволы, горные козлы и верблюды.
Спектакль впоследствии шёл ежедневно в течение двух с половиной месяцев, при полных сборах.
Но при постановке выяснилось, что в цирке не было служебных собак, необходимых по ходу действия. Тогда обратились в наш Клуб.
Так или иначе, когда из цирка пришёл режиссёр с просьбой подыскать собаку, которая могла бы выполнить весьма сложные требования, и объяснил какие именно, инструктор почесал лысину и сказал:
— Такая собака есть. Это Акбар.
Выяснилось, что кроме главной роли существуют ещё две роли эпизодические. Инструктор рекомендовал овчарку Геру и колли Гарольда.
Главная задача заключалась в том, что в конце спектакля собака бежит, догоняя диверсанта, который в неё стреляет, сначала по бревну, перекинутому через пропасть, затем вверх по лестнице, вниз по краю бассейна — там диверсант бросает гранату и на собаку обрушивается каскад воды.
Дело, как видите, весьма сложное: помимо безупречной дрессировки, от собаки требуется железная нервная система, чтобы работать под непрерывными выстрелами, среди грохота взрывов и потоков воды.
Эпизодические роли были, конечно, значительно более лёгкими. На таджикском базаре дехкане оставляют груду мешков и просят пограничника, чтобы его собака последила за тюками. Крестьяне уходят; уходят и пограничники; собака остаётся одна на груде мешков. Дехкане возвращаются; собака, естественно, не подпускает их к мешкам. Разыгрывается весьма забавная сценка.
Эту роль должна была исполнять Гера.
Во втором эпизоде к раненной в конном бою лошади подползает собака с санитарной сумкой. Боец, тоже раненный, достаёт из сумки бинты и перевязывает раны себе и своему коню.
Здесь трудность заключалась в том, чтобы установить взаимное доверие лошади и собаки. Но обе были хорошо дрессированные, и дело быстро пошло на лад. Эту роль Гарольд исполнял с неизменным успехом.
Впрочем, простите, я опережаю события.
Всё в жизни бывает. Когда мы с собаками пришли в цирк на первую репетицию, то, неожиданно для меня, оказалось, что роли были распределены по-другому: главная роль досталась Гере; Акбару надо было охранять мешки, и только Гарольду предстояло, как и было намечено раньше, научиться ладить с лошадью.
Для того чтобы дальнейшие события были ясны читателю, мне нужно быть полностью откровенной. Владельцы собак, в особенности те, у которых много свободного времени, как правило чрезвычайно честолюбивы. И незадолго до того как начались репетиции, режиссёра убедили в том, что Акбар чрезмерно злобен и всерьёз может изорвать «диверсанта», очень хорошего акробата. Лучше дать эту роль Гере. А подготовит Геру не кто иной, как главный инструктор и он же консультант спектакля по всем вопросам, касающимся собак.

Друзья. Андрей Попов и Бриг на съёмках фильма «Учитель пения».
Я солгала бы, сказав, что полностью была лишена честолюбия там, где дело касалось Акбара. Но в конце концов я махнула рукой на своё честолюбие и приходила на репетиции с лёгким сердцем.
Собакам трудно пришлось в цирковой обстановке. Перед выходом на сцену стояла машина «пикап» с уже заведённым мотором, тут же переминались с ноги на ногу два ишака, которые орали в самое неподходящее время, затем находились шесть пар лошадей для конного боя, два поросёнка, верблюд, кролики, гуси и куры. Ко всему этому надо было привыкнуть.
Особенно раздражало собак беспрерывное хлопанье бичом, когда цыгане упражнялись на арене.
Но мне очень нравились кулисы цирка. Здесь можно было поиграть с медвежатами — Машкой и Мишкой, наблюдать за животными, о которых я раньше представления не имела, а заодно приучить Акбара спокойно и дружелюбно относиться ко всей этой фауне. Мне хорошо было в цирке. Если уж ты там находишься в рабочее время, да ещё с собакой, тебя считают своей и никто не обращает на тебя внимания. Делай что хочешь. И после пятичасовой репетиции, дождавшись, когда все мои товарищи по репетиции уходили, я минут пятнадцать гоняла Акбара по бревну, по лестнице, по краю бассейна — словом, репетировала с ним ту роль, которая принадлежала Гере. У меня не было при этом никакой задней мысли — я просто хотела проверить рабочие качества Акбара.
Репетиции шли ежедневно, но Гера, превосходная собака, стала день ото дня репетировать не лучше, а хуже и, главное, всё в более замедленном темпе. А быстрота темпа, с которой собака преследует диверсанта, была именно тем главным эффектом, которого добивались постановщики.
Что же оказалось?
Никогда не доверяйте дрессировщику, который не любит собак.

Восточно-европейская овчарка Бриг и дворняжка Крошка на киносъемках.
Так вот, не знаю, каким кнутом он пользовался, чтобы озлобить и подстегнуть Геру, но добился того, что хотя действительно озлобил Геру, но против кого? Против себя, против цирка, против работы.
И когда на одну из последних репетиций пришёл главный постановщик Г.С. Венецианов, то как раз при нём Гера работала особенно медленно и вяло. Он был резко недоволен и, помимо всего прочего, спросил:
— А дублёр у Геры есть? А что, если она заболеет? Молчание было ему ответом.
Тогда Венецианов спросил:
— А вы пробовали Акбара?
Ему нравилось, как Акбар охраняет мешки.
— Акбар никогда не репетировал, — сказали Венецианову.
— А сколько ему надо на это времени? И тут настал час торжества Акбара.
— Он сделает это хоть сейчас, — сказала я.
И Акбар всё сделал так безупречно и в таком темпе, что ахнули все.
Это решило артистическую судьбу Акбара: он стал премьером, а Гера — его дублёршей.
Акбар по природе своей спортсмен. На состязаниях он дрожит и поскуливает от нетерпения, чтобы по команде «вперёд» броситься и с максимальной скоростью преодолеть препятствия.
В спорте он честен. В то время проводились, почему-то забытые ныне, состязания собак на скорость. Эти состязания походили на футбольный матч: болельщики неистовствовали.Акбар отлично знал настроение зрителей и в какой-то степени играл на публику.

Соблюдайте режим!
Нас пора кормить!
Привычка Акбара к состязаниям, где полно зрителей, которые свистят, аплодируют и подзадоривают собак, очень пригодилась ему в цирке. Публика не мешала Акбару, а, наоборот, помогала ему быть быстрым и стремительным.
Но во имя правды должна сказать, что один раз Акбар с треском провалился. Это было на генеральной репетиции. До этого времени собаки работали при обыкновенном освещении, а тут всё действие шло в полном мраке и лишь луч прожектора внезапно осветил Акбара, бегущего по бревну. Этот луч ослепил его, и Акбар, боясь сорваться вниз, стал двигаться так осторожно, что это походило на кинокадры, снятые замедленной съёмкой.
Время погони за «диверсантом» было рассчитано до десятой доли секунды. Даже Акбару нельзя было объяснить, что если уж догонишь преследуемого врага, то не рви его всерьёз; наоборот, с каждой репетицией, а затем с каждым спектаклем Акбар всё более ожесточался. Именно поэтому он так хорошо «играл».
Каждый вечер он думал про своего врага: «Ладно, вчера ты убежал, сегодня от меня не уйдёшь. Сегодня я тебе дам!» Тем более что Акбар всегда получал поддержку у патриотически настроенных зрителей.
Сначала хотели на всякий случай одеть Ташкинбаева в халат, но ему, во-первых, тяжело было бы выполнять акробатические номера, а во-вторых, халат не являлся достаточной защитой от акбаровских зубов.
Поэтому, повторяю, всё было рассчитано до десятой доли секунды.
Спектакль шёл за спектаклем. Акбар ко всему привык и работал точно, быстро и безотказно. Я нужна была только для того, чтобы после выстрела (это был сигнал для выхода Акбара) ещё две секунды придержать собаку за ошейник, а потом отпустить.
Поэтому через некоторое время, когда мне нужно было уезжать, я совершенно спокойно доверила выход Акбара Григорию Фёдоровичу.
Прошло вполне благополучно ещё несколько спектаклей. Но мой муж — человек рассеянный и к тому же заядлый шахматист. Однажды сел он в одной из свободных уборных цирка играть с кем-то в шахматы и забыл про всё на свете.
Когда, вскоре после антракта, должен был грянуть выстрел и за ним последовать выход Акбара, Григорий Фёдорович как раз обдумывал изумительную по красоте и сложности комбинацию, которая должна была окончиться гибелью вражеского короля.
Выстрел грянул — Григорий Фёдорович даже не пошевелился.
Но Акбар ждал и, услышав этот сигнал для своего выхода, понёсся по коридорам на арену. «Диверсанта» спасло только то, что Акбар бежал издалека и это заняло как раз те две лишние секунды, в течение которых его надо было бы придержать за ошейник.
После погони Акбар вернулся обратно и лёг на коврик.
Григорий Фёдорович всё ещё обдумывал свою историческую комбинацию, когда к нему вбежали Ташкинбаев и режиссёр Леон Таити. Акробат, который как бы ещё чувствовал позади себя дыхание разъярённого Акбара, ругался последними словами. Но Таити примирительно сказал моему мужу:
— Вам, Григорий Фёдорович, по-моему, в цирк лучше не ходить. Лучше отправляйте Акбара одного к восьми часам вечера. И нам и вам будет спокойнее. А к двенадцати он сам благополучно вернётся домой.
Но как ни ценю я сообразительность Акбара, разум его тут ни при чём. Это был во всей своей чистоте и силе условный рефлекс, выработанный в собаке ежедневными, много месяцев подряд выполнявшимися упражнениями.

АКБАР-ВОСПИТАТЕЛЬ

От знаменитых производителей Корсара и Геры мне на выбор предложили в подарок щенка. Какой собаковод найдёт в себе силы отказаться от такого подарка?
Я выбрала самого крупного светлого щенка. Назвали его Гудалом, а дома стали звать по-домашнему — Гуся.
Вначале Акбар, увидев щенка, просиял от удовольствия.
Он обнюхал его, облизал; всё шло хорошо. Казалось, сейчас он начнёт возиться с ним и нянчиться, как нянчился в своё время с зайчонком.
И вдруг Акбар помрачнел. Он угрюмо поглядел на щенка и ушёл в своё логово — под мою кровать. Маленький, беспомощный щенок полез было туда к Акбару, но услышал грозное рычание. Оно совершенно ясно означало: «Уйди, а то шкуру спущу». И крохотный Гуся, поскуливая, торопливо убрался из-под кровати.
Больше он никогда не пробовал туда забираться. До сих пор не рискует.
Что же случилось с Акбаром?
Мне казалось, что я знаю его как свои пять пальцев, и всё же я не сразу догадалась, в чём дело. Потом я поняла: Акбар заревновал. Он, видимо, решил, что пришла замена. Дескать, он постарел, он больше не нужен, нужны молодые.
В конце концов всё обошлось благополучно. Однажды, вернувшись с площадки, я увидела, что Акбар играет с Гусей.
Моя мать, так же как и я, всю жизнь провозившаяся с собаками, рассказала мне, как это произошло. Тон её рассказа был снисходительным по отношению ко мне.
Оказывается, она просто-напросто растолковала Акбару, что он ошибся. Она объяснила ему, что не надо зря страдать и волноваться, что он член семьи, притом самый любимый, и всегда, до самой старости и смерти, будет жить у нас.
Вот мама-то действительно «очеловечивает» Акбара.
Но попробуйте ей сказать об этом! Попробуйте сказать, что Акбар, при всей своей сообразительности, не может так, как она думает, понимать человеческую речь. Попробуйте вы, а я не рискую этого сделать, я не выношу семейных сцен.
Кстати, когда была перепись населения, к нам пришёл студент. Дома была только мама. Произошёл следующий разговор. Студент вежливо спросил:
— Кто у вас глава семьи?
— Акбар.
— Какой Акбар?
— Собака.
— Как же он может быть главой семьи?
— А он больше всех зарабатывает. Действительно, Акбар работал в то время в цирке и получал примерно, по старым ценам, 1500 рублей в месяц.
Теперь, сначала смирившись с Гусей, а затем полюбив его, Акбар решил, что надо всё-таки воспитать этого оболтуса.
На даче он заставлял его бегать за собой, чтобы у щенка развилась мускулатура. Затем он стал учить его драться. Драться достойно, по правилам, как подобает истинному мужчине.
Акбар делал стойку, затем бросался на Гусю, сбивал его с ног и хватал за горло. Лежит бедный Гуся — лапы кверху, — а Акбар держит его за шею и рычит. Очевидно, он говорит ему при этом, что хорошая собака должна хватать противника именно за горло.
Затем он проверяет урок. Он говорит: «Теперь ты гонись за мной, вали на землю, хватай за глотку».

Воспитанник Акбара — восточно-европейская овчарка Гудал.
Уроки Акбара пошли впрок: Гудал тоже стал грозой хулиганов.
Но щенку страшно; он бежит за Акбаром, скулит, и тогда Акбар, всё понимая, заваливается на спину так, чтобы Гусе удобно было кусать его за горло.
Теперь, если собаки задирают Гудала, он сражается с ними так, что вполне может заслужить одобрение учителя.
Случилось, что собаку, охранявшую один из отделов «Пассажа», надо было заменить на два месяца.
Попросили у меня Гудала. Привожу его в «Пассаж», говорю как полагается: «Здесь все чужие, охраняй!»
А он смотрит и — мне это абсолютно понятно — думает: «Да тут столько чужих, что от всех не поохраняешь. Гавкнул пару раз — и всё».
Тогда махнула я рукой на всю дрессировку и поставила его на ночь с Акбаром в отдел тканей, место службы Акбара, чтобы тот его поучил. Не знаю, как его там поучал Акбар, но наутро Гуся вышел свирепым как чёрт. И теперь, когда ведёшь Гусю в «Пассаж», то он уже от самого входа идёт на дыбах — зверь зверем.
Служащие очень его боятся.
Думаю, что всё здесь основано на чувстве подражания, которое я часто использую в дрессировке.
Как дрессировщица я с чувством некоторой тайной обиды должна признать, что если Гудал предан мне и послушен, то его преклонение перед Акбаром граничит с рабством.
Гусе в голову не приходит кощунственная мысль о том, что он давно уже стал крупнее и мощнее Акбара.
Если мне, чтобы остановить Гудала, бросившегося, допустим, на дворника, взмахнувшего метлой, надо крикнуть: «Фу!», и крикнуть весьма угрожающе, то Акбару стоит только повернуть морду и тихо сказать: «р-р-р-р» («Ты что швыряешься!») — и Гуся мгновенно становится малым щенком, явно говоря своими детскими ещё глазами: «Что ты, Акбар, это же была шутка, не сердись, пожалуйста!»
Когда я веду эту пару гулять, то до сих пор иногда не могу удержаться от смеха, глядя, как Гуся старается выхвалиться перед Акбаром. Вот он увидит собаку, выпрямит ноги и смотрит на своего повелителя: броситься или нет?
Акбар делает презрительную мину — Гудал смущённо идёт дальше.
Но если уж рявкнет на кого-нибудь Акбар, тут держись: Гуся летит как зверь, надеясь заслужить одобрение властелина.
Разницу между ними хорошо понимают наши дворовые кошки и наш домашний кот Кацо.
Если Гуся во дворе вздумает погоняться за кошкой, а та с норовом — остановится, выгнет спину и зашипит, — Гуся будет бегать вокруг, гудеть своим басом и охать: «Ох какая попалась!»
А та стоит и презирает.
Выходит Акбар — кошек как ветром сдувает с поленниц. Если он идёт со мной, неся в зубах кошёлку, кошки не убегают, но всем своим видом говорят: «Мы полны к тебе уважения, Акбар, и ничего зазорного себе не позволяем».
А он говорит молча: «Ладно, ну вас — я при деле».
Но если в зубах ничего нет, а настроение игривое, неплохо бы какую-нибудь кошечку шугануть в подвал, а ни с того ни с сего нельзя: всё-таки дрессированная собака; ему надо, чтобы кошечка сделала что-то непозволительное. И вот он идёт такой походкой, что кошка, видя его, сторонится, как при виде выпившего человека.
«Ах, вы уходите, — значит, натворили что-то непозволительное», — говорит Акбар — и на неё.
Но в жизни своей Акбар не погрыз ни одной кошки. Он просто любит показать свою власть.
Так вот, как я уже говорила, живёт у нас в доме кот Кацо. Пока он был маленький, Акбар всячески его опекал. Затем решил, что настала пора учёбы. Он учил его примерно так, как Гусю, — драться. Но кот не собака. Кацо, правда, тоже заваливался на спину, но при этом пытался бить Акбара лапами по морде. Тогда Акбар забирал всю голову Кацо в пасть и затем отпускал, обслюнявленного, целого и невредимого.
Кацо не знает, сколько зарабатывает Акбар, но отлично понимает, что он действительно хозяин в доме и ему надо подчиняться. Если Акбар дома, значит, нельзя прыгать на стол, на буфет, на телевизор. Нельзя воровать со стола, когда люди выходят из комнаты.
Но если дома только Гуся, можно не стесняться: прыгай на стол, воруй, делай всё, что хочешь.
Гуся по смехотворной своей наивности до сих пор не понимает разницу между одушевлёнными и неодушевлёнными предметами. Более того: он убеждён, что каждый предмет может ожить и тогда от него надо ждать всяческих каверз и подвохов. Эти ожившие предметы не вступают в открытый бой, нет — они всегда норовят напасть сзади. В особенности это касается стульев. Вот прохаживается Гуся по комнате в хорошем настроении, виляя толстым хвостом. Грацией Гуся не отличается. Хвост задевает за стул, и тот с грохотом падает на Гусю, с неизменной точностью рассчитав место между хвостом и спиной. Тогда с визгом, переходящим в рычание, Гуся сначала подпрыгивает, потом оборачивается и становится в боевую позицию. Визжит он не столько от боли, сколько от бессовестной подлости, с которой, как ему кажется, был нанесён удар.
Но враг неподвижен. Гуся пробует кусать стул — тщетно: это проклятое существо нечувствительно к укусам.
Что делать? Гуся вопросительно, как малое дитя, смотрит на Акбара. Акбар отворачивается. Всем своим видом он показывает, что ему надоело обучать этого безнадёжного тупицу.
Недавно, поздно ночью вернувшись домой, я собралась вывести Гусю на прогулку. Ночью хорошо гулять: можно отцепить поводок и собака вволю побегает по безлюдному двору.
В коридор я вышла очень осторожно, чуть ли не на цыпочках, боясь потревожить соседей. Гуся тоже был осторожен, но по другой причине: он подозревал, что в засаде, как обычно, залёг Кацо.
Это любимая забава кота: когда он видит, что Гудала собираются выводить, он моментально шмыгает за дверь, прыгает на велосипед, прислонённый к стене, а оттуда на спину выходящего Гуси.Гуся опрометью бежит по коридору в кухню к входной двери, неся на спине кота, — и всадник каждый раз получает ни с чем не сравнимое удовольствие.
Но сегодня бдительность Гуси оказывается напрасной. Кот мирно спит на коврике и видит третий сон. По этому поводу Гуся от удовольствия виляет хвостом, хвост ударяет по велосипеду — и оттуда падает таз, пристроенный там кем-то из жильцов. Таз ребром больно бьёт Гусю, и этот бесстрашный пёс, не боящийся ни людей, ни самых огромных собак, улепётывает по коридору. Таз некоторое время катится вслед. Я вижу, как из кухонной двери высовывается Гусина морда. Гуся следит, не преследует ли его враг.
Погуляв полчаса, мы возвращаемся. На кухне Гуся останавливается и настораживает уши. Он вспоминает, что в коридоре живёт таз.
Теперь-то он встретит его лицом к лицу. Но нет. Эти гнусные твари никогда не вступают в открытый бой.
Милый простодушный Гуся!
Его отношения со мной ясны, хороши и доверчивы. Природа какими-то неведомыми человеку путями растолковала ему: хозяйка всё поймёт, всё простит.
А вот как быть с Акбаром, который так презирает его за столь затянувшуюся наивность?
ЧАНГ И ГЕРТА
Акбар — отличный воспитатель, но я знала и собак-нянек.
Я часто вспоминаю замечательного своего ученика — боксёра Чанга. Это был огромный, серьёзный и недоверчивый пёс. Он слыл грозой всех собак своей улицы, любящих подраться, но сам драк никогда не заводил. Был отличным сторожем дома и очень большим собственником, что имеет безусловное значение для дальнейшего рассказа.
К детям, казалось, он относился равнодушно. Но когда в семье родился ребёнок, Чанг проявил не только необыкновенное любопытство, замеченное родителями девочки, но и ту любовь к ребёнку и страстное желание его нянчить, которое было замечено лишь впоследствии. Чанга боялись подпускать к девочке, а он часами просиживал у двери, прислушивался к тому, что делается в комнате.
Наконец первые приливы родительской нежности к младенцу остыли, «бдительность» ослабла, и Чанг получил доступ к ребёнку. Он не отходил от колыбели; и когда девочка начинала плакать, а родители не спешили к ней, Чанг бежал за ними и требовал помощи.
Один раз Иринку оставили дома спящую, на попечении Чанга. Она проснулась и заплакала. Когда родители пришли домой, они увидели, что Чанг изо всех сил старался утешить девочку: он принёс ей все игрушки, какие только мог достать, даже его любимый «апорт» — старая туфля хозяйки — и тот был на постели у девочки. Разве это не трогательная забота и любовь?
Во время совместных прогулок Чанг никого не подпускал слишком близко к коляске. Он или оттирал прохожего своим грузным телом, или грозно и недвусмысленно рычал.
Но случилось так, что Чангову любимицу надолго увезли из Ленинграда. Только через два года (Чанг — я это хорошо знаю — многое пережил за время разлуки) девочка вернулась. Я была у Чанга в гостях, когда произошла эта встреча, изобразить которую мне не по силам. Это дело художника.
Чанг мгновенно узнал девочку и вместо низких нот, свойственных его природному басу, стал издавать такие жалостливые и сентиментальные звуки, каких мы за всю жизнь от него не слышали. Радость его была бесконечна. Чанг тенью ходил за Иринкой и не знал, чем только ей угодить. Наконец, когда его позвали на кухню «обедать», он побежал и сразу вернулся, неся в огромной своей пасти килограмма полтора студня, который он так любил, и от всего собачьего сердца положил это лакомство в подол нарядного платья своей подруги.
К сожалению, как это часто бывает, люди не сумели оценить щедрость и доброту этого поступка.
А доберман Герта?
Эта изумительная по своим рабочим качествам, но вместе с тем злобная и нервная собака в буквальном смысле слова вырастила и воспитала дочку своих хозяев.
Отец и мать Наташи с утра уходили на работу — мать только в перерыве прибегала покормить ребёнка, — а всё остальное время девочка оставалась на попечении Герты. Часто, утомившись от совместных игр, они вместе засыпали на полу на разостланном одеяле. И ни разу Герта не позволила девочке уползти с одеяла на пол. Летом Герта так же отлично справлялась с обязанностями няньки: она не пускала девочку за калитку, не разрешала ходить на огород, охраняла от злых соседских гусей, собирала за ней разбросанные по участку игрушки.
Герта утешала девочку в её младенческих горестях и разделяла с ней радость и веселье.
Я наблюдала за Гертой и маленькой Наташей на выставке 1955 года. Герта была тогда в зените своей славы, около неё всегда стояла толпа народа. Герта, как и все смышлёные собаки, отлично понимала, что ею любуются, восхищаются, и не прочь была бы покрасоваться перед зрителями. Но ей было не до того. На её попечении осталась Наташа, которую родители посадили на скамейку рядом с Гертой. Девочке было уже около трёх лет; ей быстро надоело сидеть, и она, разумеется, пыталась пойти погулять и побегать. Но Герта, нервная, злобная Герта, мягко хватала её за пальтишко, не отпускала от скамейки. Ни публика, ни слава, ни соседние собаки для неё не существовали.
Наташа требовала свободы, она вырывалась, била детскими ручонками свою беспощадную опекуншу — ничто не помогало. Герта оставалась доброй, терпеливой и неумолимой.
Она была нянькой.

АКБАР-ВОЖАК

Акбар властолюбив.
Больше того: он по природе своей вожак. Летом собаководы, которые дружат между собой, стараются снять дачи поближе друг к другу, причём где-нибудь в глухом месте, чтобы собаки пожили на свободе. Перевозка собак поручается мне. В ожидании машины они сидят у меня в комнате, привязанные на коротких поводках, и переругиваются от скуки. Акбар держится агрессивнее других: здесь его жильё, его логово, и если уж пришли гости, считает он, то пусть держат себя прилично.
Но вот внизу на улице сигналит шофёр. Выводим собак и усаживаем их в кузове грузовика. Машина не место для ссор и драк. Даже Акбар за всю дорогу ни разу не позволяет себе рявкнуть. Все чувствуют себя пассажирами, сам едешь — дай ехать и другим.

Собаки на даче. После купания. Акбар, Лолита, Гудал.
Наконец мы приезжаем, обосновываемся и выходим на первую прогулку. Спускаем собак с поводков. Теперь это уже не просто несколько собак — теперь это стая. Таковы законы собачьего общества.
Жизнь научила меня понимать эти законы, но я поняла их далеко не сразу. Можно прекрасно, до тонкости знать отдельных собак, но знать их в стае — совсем другое дело.
Это знают те, кто жил с ними: полярники, охотники, егеря.
Человеку трудно руководить стаей собак. Человек командует вожаком, а вожак — стаей, причём всегда и везде — в походе и на отдыхе.
Если вожак настоящий, можно спокойно доверить ему стаю и уйти по своим делам.
Говоря военным языком, человек — это командир роты, а вожак — старшина.
Таким вожаком через пятнадцать — двадцать минут становится Акбар. Как он этого достигает, мне неизвестно. Дрессировка тут ни при чём.
Власть Акбара безгранична. Никто не имеет права бежать впереди него. Только Былинке-Доте, которую Акбар уважает за образованность и примерное поведение, разрешается догонять его до половины корпуса.
Случается, однако, что достаётся и этой фаворитке. Стая должна бежать за вожаком в определённом порядке. Убежать из строя и самостоятельно порезвиться в лесу — серьёзное преступление. Но Былинка-Дота, примерная, обстоятельная Дота, всё же эрдельтерьер; охотничий инстинкт у неё в крови, как у каждого терьера.
Дота чует недалеко от дороги, в кустах, птичье гнездо. Она не в силах противиться властному зову своего инстинкта. Она осторожно ведёт в сторону гнезда и наконец делает стойку. Напрасный труд, люди не обращают на неё внимания: мы не охотники, мы владельцы служебных собак. Акбар, не оборачиваясь, бежит впереди стаи. Доте надо возвращаться в строй. Теперь все её надежды строятся на том, что Акбар, возможно, ничего не заметил. Поэтому она, торопясь изо всех сил, бежит не по дороге, а за обочиной, в кустах. Наконец она догоняет стаю и, как ей кажется, незаметно пристраивается сзади. Но обрубок её хвоста предательски опущен вниз.
Акбар оборачивается. Стая замирает в ожидании, полном злорадства. Стая жаждет зрелища, жаждет унижения фаворитки.
Акбар медленно подходит к Доте. Конечно, он не грызёт её, как грыз бы кобеля. Он просто ударяет её плечом в грудь так, что она два раза переворачивается в воздухе и валится на пыльную дорогу.
Дота встаёт, отряхивается и как ни в чём не бывало бежит за Акбаром, отстав на половину корпуса. Обрубок хвоста победно задран кверху. Всё позади! Её, как это часто бывает и с людьми, страшило не само наказание, а томительное ожидание его неизбежности.
…Проходим по лесу километров двадцать. За это время собаки, естественно, пробегают вдвое или втрое больше.
Жара невыносимая. А на пути, как на грех, ни речки, ни ручейка. Наконец — о счастье! — на дороге огромная лужа. Тогда идёт пить воду Акбар. Один. Остальные собаки — языки висят у них до земли — сидят и смотрят, как он пьёт. Напившись, Акбар ещё походит по луже, чтобы подчеркнуть свою власть. Выходит — и тогда вся свора бросается пить.
Вы скажете, что это уже нечто вроде деспотизма. Возможно. Но таковы, повторяю, законы собачьего общества.
Эти законы Акбар узнал значительно раньше, чем я.
Теперь я понимаю, что случилось с ним, совсем ещё молодым псом, когда он, встретив во время прогулки, на краю деревни, свору собак, бросившихся на него, позорно удрал. Позорно улепетнул, как это казалось мне тогда. И вид у него был опять-таки, как мне показалось, жалкий: уши прижаты, хвост поджат.
Я знала бесстрашие Акбара, я не могла простить ему трусости. Ведь я, его хозяйка, была с ним — могли бы мы как-нибудь вместе противостоять этим дворнягам, этой собачьей деревенщине? Так что же, не спросив меня, он испугался и дал дёру?
Но инстинкт Акбара был мудрее моего разума.
Всё вылетело у меня из головы, все рассказы Джека Лондона, Сетона-Томпсона и других прекрасных писателей, которые, оказывается, в сто раз лучше знали законы собачьего общества, чем знала их я, дрессировщица.
Акбар убегал; за ним неслась стая во главе с вожаком. И вот, когда вожак, значительно опередив стаю, стал догонять Акбара, тот обернулся и пошёл навстречу. Это был вызов. По всем правилам. Не на территории деревни, где могла бы по закону драться вся стая, а на нейтральной, где должен был драться вожак. Один на один. Это знает каждая стая — дворняжки ли это или породистые собаки, разницы никакой нет; да я уже давно отрешилась от мрачной собаконенавистнической теории о том, что дворняги — это нечто вроде низшей расы, которую должно презирать, а то и просто истреблять по мере возможности.
В конце концов, у всех свои достоинства и недостатки. Я знала среди пограничных собак так называемых метисов, которые по своим рабочим качествам не уступали самым чистокровным и породистым «аристократам».
Итак, началась схватка. Стая сидела и смотрела на битву.
И тут полугодовалый Акбар показал мне, что такое настоящий, умный и расчётливый боец.
Я увидела разноцветный, катающийся по земле клубок, а затем, через мгновение, угольно-чёрное тело Акбара оказалось наверху; поверженный вожак стаи лежал на спине, и вот уже Акбар стоял, попирая передними лапами грудь врага. Он утверждал свою власть и поглядывал на стаю. Стая сидела не шевелясь.
«Кто ещё?» — спросил Акбар, согласно правилам, узаконенным веками.
Стая безмолвствовала.
Лежачего не бьют. Акбар оставил врага. Он подошёл ко мне с таким видом, как будто был умудрённым годами псом. В зрачках его налившихся кровью глаз ещё мелькали искры возбуждения, отблески победоносного боя. Но совершенно спокойным голосом он сказал мне какую-то совсем короткую фразу. Я не поняла этой фразы и много размышляла над ней. Только впоследствии, став умнее, я поняла смысл его безмолвно сказанных слов: «Век живи — век учись».
Вот что сказал тогда Акбар, и я этого никогда не забуду.

комнату, но если она будет изо всех сил лаять на каждый звонок или на каждого жильца, проходящего по коридору? И так в течение круглых суток?
Жизнь превратится в сущий ад и для жильцов, и для вас, и тут собаку не защитят никакие законы. А в то же время хорошо дрессированная собака всегда будет являть собой образец дисциплинированного поведения в быту и заслужит не только доброе отношение, но и любовь и уважение ваших соседей.
Владельцам таких собак часто приходится слышать: «Ну, ваш-то пёс особенный, не всякого так обучишь, да и не всякий-то обучить может».

Источник:



Свидетельство о регистрации в FCI: № 12742
Владелец питомника: Панина (Уварова) Ирина
Россия, г. Рязань
e-mail: alabay62@yandex.ru
skype: erohina82
Дизайн и программирование: CriticWorld
По вопросам создания сайта обращаться по адресу: sitestroy@criticworld.ru
Locations of visitors to this page
Рязанский топ сайтов, каталог сайтов Рязани Рейтинг@Mail.ru ЛизаАлерт - Поиск внезапно пропавших людей - lizalert.org Собачий рейтинг на Security-dog.org
Продажа щенков. Доска объявлений кутята.рф Учебные центры, курсы в Рязани Питомец - Топ 1000